22-05-27-toilet

«Вопрос про туалеты – самый популярный как у туристов, так и у директоров ООПТ»

Разговор о том, как настроить сотрудничество бизнеса и дирекции, управляющей Прибайкальским национальным парком в интересах сохранения Байкала, а также о насущных моментах в работе ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» состоялся в иркутском центре оказания услуг «Мой Бизнес». На вопросы ведущего в режиме онлайн отвечал директор природоохранного учреждения Умар Гасанович Рамазанов. Ответы наверняка будут интересны не только представителям туристического бизнеса на Байкале, но и тем, кто живёт и работает на берегах легендарного озера-моря или только собирается посетить особо охраняемые природные территории Прибайкалья. (Запись эфира доступна по ссылке https://www.youtube.com/watch?v=QUjjX9fRi2E)

  1. Как туристическому бизнесу начать работу с ПНП? По каким вопросам может быть взаимодействие?

Мы готовы и открыты к сотрудничеству с туристическим бизнесом, фондами и организациями, в том числе из других регионов России. Надо понимать, для какого вида деятельности и какой цели. Если дело касается рекреации – то есть соответствующий отдел по развитию познавательного туризма. Его специалисты всегда готовы рассмотреть обращения и предложения, в том числе для совместной реализации. И не только на территории Прибайкальского национального парка, не стоит забывать про Байкало-Ленский государственный заповедник. Там есть маршрут по истоку Лены, — самой длинной реки России, и другие паспортизированные маршруты. Есть и Тофаларский заказник, привлекательный для экологического туризма, есть заказник Красный Яр.   Если речь про волонтёрские проекты, то у нас их много. Самых разнообразных: это и лесовосстановление, и помощь в учётных и научно-исследовательских работах, научные туры, уборка мусора на территории, сохранение исторических и природных объектов.

  1. Национальный парк воспринимается турсообществом как возможность посетить какую-то из троп. Какие ещё есть возможности по созданию новых маршрутов, созданию новых объектов?

Полтора года назад мы запустили Концепцию социально-экономического развития Прибайкальского национального парка, которая строится на принципе создания новых объектов совместно с бизнесом. Определяются те точки притяжения, которые сложились исторически, и создаются возможности под новые. И те, и другие нужно обеспечить необходимой сопутствующей инфраструктурой, которая позволит не превышать лимиты антропогенной нагрузки.  Определяем возможности для создания кемпингов, глэмпингов, новых экологических маршрутов. Для примера: на острове Ольхон, который весь находится в границах национального парка, максимально на 4 существующих маршрутах могут находиться 2, 5 – 2, 8 тысячи человек в сутки. А количество койко-мест – около 5000. Проблема: куда девать тех, кто «лишний»? Им что, нарушать закон и получать штрафы или сидеть в гостинице, смотреть из окна на Байкал? Были разработаны проекты, поддержанные бизнесом. Сразу скажу: это история затратная и малоокупаемая, но очень нужная. В прошлом году мои коллеги из отдела рекреации разработали маршрут от Листвянки до острова Ольхон, на него был получен паспорт. Ещё один маршрут – для квадроциклов – был проработан из Листвянки в Большие Коты. (Вообще в национальном парке существует запрет на передвижение на подобной технике – багги, кроссовых мотоциклов и т.п.). Ассоциация малой авиации предложила создать авиационные маршруты, — мы проработали 11 точек. Мы всегда открыты для сотрудничества. Но надо понимать: это всё-таки федеральная особо охраняемая природная территория и есть определённые зоны – заповедные, где только научная деятельность допускается. Или зоны особой охраны, где можно находиться только в сопровождении государственного инспектора или научного сотрудника. Всё это регламентировано федеральным законом. И мы понимаем, что бизнесу виднее – где создать и как создать, всё-таки это их вотчина. А наша задача – сохранять. От браконьеров, от пожаров, от незаконной заготовки древесины; проводить научную работу. Это наши приоритеты.

  1. Какой первый шаг должен сделать бизнес в сотрудничестве с дирекцией? С чего начать?

Во-первых, должно быть официальное обращение. Его можно направить через сайт Baikal-1.ru, или же нарочным, почтой, привезти лично по адресу: Иркутск, Байкальская 291б, ФГБУ «Заповедное Прибайкалье». В обращении нужно указать организацию (ассоциацию, физическое лицо), указать маршрут и его примерные точки притяжения, способ передвижения (пеший, конный, автомобильный, велосипедный и т.п.) и указать цель создания. В дальнейшем организуется рабочая группа (рассматривается и дорабатывается при необходимости нормативная основа проекта, оценивается корректность и полнота данных, проводятся научно-исследовательские работы), потребуется оцифровка и паспортизация маршрута. Проект нужно будет защитить на научно-техническом совете (он состоит не только из сотрудников учреждения, но и привлечённых специалистов). В процессе защиты проекта участвует не только заявитель, но и сотрудники ФГБУ «Заповедное Прибайкалье».

  1. Вопрос от Семёна Майора: Где можно ознакомиться с концепцией социально-экономического развития, о которой говорил Умар Гасанович?

Её мы пока не размещаем из-за отсутствия актуализированных зон Прибайкальского национального парка.  Данная работа была выполнена в прошлом году по контракту и сдана, сделаны также НИРы. Но завершить мы её не можем, так как сейчас идёт процесс исполнения поручения Президента – установление границ населённых пунктов по фактически занятой территории на байкальской природной территории (Иркутская область, Бурятия). В национальном парке 52 населённых пункта, у большинства определены внешние границы, остались три муниципальных образования. Но мы не можем поставить уже актуализированные зоны – они единым кластером ставятся. Соответственно, мы вынужденно приостановили контракт до момента установления границ населённых пунктов. Буквально накануне в ходе обсуждения ситуации с Ростуризмом прозвучало предложение соединить данную концепцию с федеральными мастер-планами, чтобы всё было в едином стиле и с едиными расчётами. Это связано с тем, что мастер-планы подразумевают строительство гостиниц. Но не на территории ООПТ, а в границах населённых пунктов, которые расположены в границах ООПТ, к примеру – посёлок Хужир. Но как мы уже говорили в начале беседы, есть ограничения по антропогенной нагрузке, и здесь уже есть потребность в сопутствующей инфраструктуре. Поэтому мы надеемся, что в ближайшие месяцы границы всех населённых пунктов будут установлены и это позволит нам наложить зоны. И уже тогда, после согласования с муниципалитетами, можно будет говорить о завершении работы, которая затянулась. Более пяти тысяч собственников участков, расположенных вне границ населённых пунктов, писали заявления о включении их земли в зоны рекреации. Я надеюсь, что уже в третьем квартале вопрос с внешними границами населённых пунктов будет закрыт и у нас будет возможность завершить процедуру зонирования и опубликовать этот документ.

  1. Вы упомянули глэмпинги и кемпинги. А как работать по реализации на земле инвестиционных проектов с нацпарком? Какие возможности, каков алгоритм действий?

Есть два варианта обращения с земельными участками в этом случае: концессия и аукцион. При аукционе формируется проект, который проходит через Минприроды России, и результат непредсказуем. В случае с концессией речь идёт о дорогостоящих проектах, которые для малого и среднего бизнеса неинтересны. Но в прошлом году с подачи Минприроды были предложены поправки в законодательство в части реализации некапитальных проектов на ООПТ в специально установленных рекреационных зонах, через соглашение. То есть подаётся заявление в дирекцию, рассматривается. Если зонирование проведено, НИРы состоялись, согласование на социально-экономическую деятельность получено, предварительная финансово-экономическая модель готова, то мы вносим в концепцию и передаём на рассмотрение в Минприроды России. После рассмотрения, заключается трёхстороннее соглашение. Оно не предоставляет земельный участок, но закрепляет определённую территорию для реализации проекта на определённый срок (до 49 лет). В настоящее время законопроект на согласовании в Государственной Думе (по состоянию на 19.05.22), и мы надеемся на то, что его одобрят. Это значительно упростит отношения в части не затратных вложений в организацию глэмпингов/кемпингов на Байкале или экологических троп на территории национального парка.

  1. Есть сложности с получением разрешений для небольших организаций. Я знаю, что вы провели большую работу по автоматизации этого процесса. Расскажите, пожалуйста, какова ситуация сейчас для нашего туристического сообщества с получением разрешений.

Есть два способа получения разрешений: у администратора в дирекции лично или же на сайте Baikalpass.ru. Для чего вообще разрешения? Для исполнения приказа по антропогенной нагрузке. Каждый из маршрутов имеет свой лимит по количеству посетителей в сутки. Ни программа, ни администратор не смогут выдать больше разрешённого предела. То есть если на 10 человек рассчитано, 11-ый уже не возьмёт. Если в этой части у бизнеса проблема, то её уже не обойти. Это действующий закон и его нужно соблюдать. Есть возможность оформить групповое разрешение в кабинете для юридических лиц. То есть после заключения соглашения с дирекцией владелец кабинета отправляет администратору заявку, либо сам заполняет формы на сайте. Недавно мы меняли платформу, на которой работает система, и сложности с оформлением разрешений действительно были. А в прошлом году был небольшой сбой, связанный с электронной почтой – почему-то она отправляла письма в спам. Но эти проблемы разрешены, сейчас вот уже полтора года всё работает. В части заполнения мы упростили (исключены паспортные данные). Если есть какие-то индивидуальные вопросы, то мы их решаем в рабочем порядке.

  1. На состоявшемся недавно бизнес-завтраке вы говорили, что нарушения правил пребывания в парке происходят чаще не у организованных групп, а со стороны жителей региона. Не могли бы вы рассказать о системе контроля за поведением посетителей и последствиях для нарушителей?

Я работаю с 2013 года и за прошедшее с тех пор время количество нарушителей существенно снизилось. Почти на 90%! Гости стали дисциплинированнее. Если написано – «заповедная зона», то туда уже никто не заходит. По рубкам процент упал на 90%. Но не стоит забывать, что для посещения ООПТ нужно оформлять разрешение. Это прописано в ФЗ-33, определено внутренними нормативными актами учреждения. Стоимость посещения устанавливается в зависимости от прожиточного минимума в регионе. Для жителей Иркутской области мы установили льготу в 50% от стоимости, жители населённых пунктов в границах ООПТ посещают бесплатно, только если это не связано с коммерческой деятельностью. Есть ещё перечень льготных категорий, которые на 100% освобождаются от платы. В части наказаний для нарушителей есть много моментов. Если вы находитесь на ООПТ без разрешения, но ничего не повредили, не сломали и пожар не устроили – с вами проведут профилактическую беседу и настоятельно попросят покинуть территорию; или же оформить разрешение – если лимит на данном маршруте не превышен. Если же будете препятствовать работе государственных инспекторов, грубить им, — то составят протокол по статье 8.39 КоАП РФ, санкция по которой от 3 до 4 тысяч рублей.  Есть и такие случаи, когда человек на квадроцикле едет по заповедным дюнам, ломает объекты инфраструктуры, давит колёсами микрорезерват с редкими и краснокнижными обитателями – то тут ответственность может быть вплоть до уголовной, с возмещением ущерба. Поэтому предлагаю всё же брать разрешения и учитывать антропогенную нагрузку, не превышать её. Есть бесплатные разрешения для тех, кто едет не с целью туризма и отдыха – например, на всероссийские спортивные соревнования или научные мероприятия. На территории у нас работает в среднем 10 – 14 манёвренных групп и 10 постов контроля. Они расположены на всём протяжении парка – а он только вдоль береговой линии 490 километров. У государственных инспекторов есть как наземная техника, так и водный транспорт для контроля в том числе за акваторией. Форма инспекторов – утверждённого постановлением правительства образца, у них также есть шевроны и служебные удостоверения, видеофиксаторы. Сразу предупреждаю предприимчивых гостей, которые предлагают «решить вопрос на месте»: с видеорегистраторов стереть файлы на месте нельзя! Это могут сделать только два человека с правом доступа – я и заместитель директора. Чтобы не было потом прецедентов и вызовов в Следственный Комитет в части дачи взятки, лучше этим не заниматься.

  1. Как долго могут продлиться ограничения по выдаче разрешений, связанные с пожароопасным периодом?  

К сожалению, сейчас не пожароопасный период, а чрезвычайная ситуация. То есть прямой запрет на посещение. И мы не можем открыть маршруты, даже если идёт дождь. Режим введён комиссией по ЧС, которую возглавляет губернатор. И ни у кого в области нет полномочий отменить постановление, пока это не сделает сама комиссия по ЧС. Это не зависит от нас и не зависит от класса пожарной опасности и погодных условий. Мы не можем выдавать разрешения в режиме ЧС. Наказания в случае нарушения будут предусматривать ответственность как за нарушение правил посещения ООПТ, так и за нарушение режима ЧС. Спрогнозировать продолжительность действия режима невозможно.

  1. Чем бизнес может помочь национальному парку? Какие вопросы не в компетенции государственной организации, но могут быть решены с помощью бизнеса?

Я, наверное, повторюсь, — во-первых, это реализация инвестпроектов, ориентированных на сохранение Байкала и его природы. Бизнесу виднее – где и какие точки притяжения создать, чтобы переориентировать туристические потоки с перегруженных мест. Во-вторых, у меня посыл: если у вас есть вопросы, претензии, предложения по работе национального парка, я всегда открыт. Обращаетесь к секретарю и вас записывают при первой возможности на встречу. Я принимаю лично – и представителей турбаз, и КФХ, и граждан… Мы находим общие решения. В государственной организации всё регламентировано. В случае с нашей дирекцией – это 1 миллион 420 тысяч гектаров природных площадей, где нужно заниматься охраной, наукой, лесохозяйственной деятельностью… самый отдалённый заказник – Тофаларский. До него больше 800 километров, заезд только из Красноярского края. Представьте, когда в коллективе 350 человек и у каждого – свои вопросы и проблемы. Инспекторов нужно завезти в труднодоступную местность, на пожар команде доставить продукты, срочно купить сломавшийся вал на трактор… Задач и проблем много и порой работа идёт не гладко. И порой проблемы воспринимаются сразу «в штыки». Моё пожелание, предложение – ребята, друзья, коллеги – мы всегда открыты! Звоните. Встретимся. Мой телефон на сайте есть, мой личный. 

  1. Будет ли решаться вопрос с установкой дополнительных туалетов на маршрутах?

Это самый популярный из всех задаваемых вопросов. Да. Мы разработали проект быстровозводимых и очень эстетичных туалетов, которые будем устанавливать на озере Сухое, по северу и югу острова Ольхон, по Большой Байкальской тропе в тех точках, где останавливаются туристы. Плюс к этому нами запрошены коммерческие предложения по антивандальным перевозимым туалетам, с рукомойником и автоматическим смывом. Планируем в этом году их около 5 штук приобрести и установить на КБЖД. Это следующий этап, к которому следует стремиться. Конечно, их хотелось бы закупить больше, но стоимость за последние пару месяцев взлетела значительно. Будем ориентироваться на внебюджетные поступления. А они в основном, конечно, идут на доплаты инспекторскому составу, так как зарплаты небольшие. Ещё статья расходов значительная – топливо. Есть определённый литраж от государства. Но той суммы, что выделяется, хватает на 40% потребностей. Из-за значительной протяжённости территории и фактического отсутствия асфальтированных дорог транспорт часто ломается, а его ремонт государство не оплачивает. Остальное идёт на инфраструктуру. Поэтому я и говорю о важности наличия концепции социально-экономического развития: понятной, по которой бизнес может работать. Создать инвестиционный лот, установить модульные туалеты. Заключить соглашение, получить территорию, внести в расценки стоимость выплат и с разрешения отдавать эту стоимость уже за оборудованный маршрут. Ведь нет сейчас программы по установке туалетов на ООПТ, государственной. И это проблема не только Байкала – мы общаемся с коллегами, потребность в современных модульных конструкциях есть везде. Вопрос про туалеты – самый популярный у любого директора ООПТ, на любых совещаниях. И мы тоже хотим нормальные человеческие туалеты! Вот только у них стоимость от 2, 5 миллионов.  На 590 км береговой линии и 24 маршрута сколько нужно? Плюс обслуживание… поэтому без бизнеса и в этой части к сожалению, очень сложно.

WordPress Themes