22-08-23-tofalary-5

Добровольцы в Тофаларском заказнике: кто они и почему их мало?

Попасть в отдалённый от цивилизации, девственный уголок дикой природы желают многие: взглянуть на легендарные озёра Медвежье и Агульское, вдохнуть хрустально чистый воздух Саянских гор, увидеть редкие виды растений и животных. Эти места бдительно охраняются государством ради спасения и воспроизводства редких и исчезающих видов фауны. В заказнике от волонтёрской помощи не отказываются и принимают добровольцев, но таких счастливчиков – единицы… Почему же так происходит? Одним из лучших ответов на этот вопрос могут стать наблюдения одной из помощниц государственных инспекторов Тофаларского заказника, Елены Серовой. Молодая женщина из Санкт-Петербурга несколько лет планировала эту поездку и смогла её осуществить. Вот что она написала, вернувшись домой:

«Добровольчество давно занимает важное место в моей жизни. В Петербурге мы с друзьями координируем волонтёрский проект благотворительной направленности. Также в   течение учебного года, работая в спецшколе для сложных подростков, я веду волонтерский кружок. А во время летнего отпуска стараюсь поехать добровольцем   в ООПТ в другие регионы нашей страны.

В августе 2020 года мне уже удалось посетить ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» в качестве волонтера. Группой добровольцев мы убирали берег Байкала от мусора и расчищали просеки в тайге.  Во время нашей смены на базу «Заповедного Прибайкалья» в посёлке Большое Голоустное заехал один из сотрудников Тофаларского заказника, который между делом рассказал куратору нашей группы, да и нам заодно, о кордоне на Медвежьем озере и показал фотографии своей работы в заказнике. Несмотря на информацию о сложностях   заброски в это место и о реальной опасности встреч с медведями, история о Медвежьем озере запомнилась и попала в моем сознании на полочку «Долгосрочные планы».

В 2021 году о далеких поездках пришлось забыть – вся моя семья переболела ковидом. А в начале этого лета, когда встал вопрос о том, где провести очередной волонтерский отпуск, я решила попытаться стать добровольцем Тофаларского заказника.  Судя по информации на сайте «Заповедного Прибайкалья» организованные волонтерские группы в Тофаларский заказник не набирались, поэтому по совету координатора добровольческих проектов Натальи Большаковой я набралась смелости и написала напрямую руководителю заказника Владимиру Захаровичу Богатырю, приложив волонтерскую анкету. Впоследствии не раз задавала себе вопрос, почему же Владимир Захарович одобрил мой приезд, ведь по факту заказнику больше нужна помощь другого характера, нежели в уборке территорий и простых хозяйственно-бытовых действиях, которыми я обычно занималась, посещая ранее другие ООПТ в качестве волонтера. В любом случае, я   благодарна, что   руководителем заказника было принято именно такое решение.

Тофаларский заказник действительно имеет свою специфику, которая отражается и на возможностях    добровольческой деятельности.

Это связано, во-первых, с отдаленностью территории заказника от населенных пунктов и с уже упоминаемой сложностью заброски.  Дорога от базы заказника, расположенной в Канском районе Красноярского края, до ближайшего кордона под названием «Стрелка Агулов» в летний период занимает около 3 часов на машине и 6 часов на аэролодке. От «Стрелки Агулов» до кордона «Озеро Медвежье» еще около 3 часов путешествия на аэролодке, 12 километров пешком со всем необходимым для жизни на кордоне грузом и еще 6 километров на веслах непосредственно по самому озеру.   Зимой этот нелегкий путь проделывается на снегоходах, причем вне зависимости от погодных условий. Таким образом, для заброски волонтерской группы даже на самый ближний от базы кордон нужны существенные силы и ресурсы — как человеческие, так и материально-технические, тратить которые уместно для соответствующего результата: например, постройки нового домика для инспекторов, взамен разрушающегося.

Вторая особенность заказника – малочисленный   состав его сотрудников, не достигающий и полутора десятка человек, включая руководство. При таком положении дел далеко не всегда есть возможность выделить отдельного инспектора для кураторства над волонтерской группой.

Третья удивительная для меня особенность является следствием удаленности территории и безусловной заслугой бдительной работы инспекторов. В заказнике нет мусора! Масштабные волонтерские акции уборки, необходимые на территории многих ООПТ, подобные тем, которые, например, проводятся на берегах Байкала, в Тофаларском заказнике просто не актуальны.  Да и следов присутствия людей за территориями кордонов   практически не найти.  Для человека, привыкшего выгребать завалы бутылок, банок, пищевого пластика и других последствий «культурного отдыха» из-под каждого второго куста, такое положение дел было просто ошеломляющим.  Я долго не могла поверить в то, что навык поиска даже самых мелких «рукотворных» предметов, вроде окурков или фантиков от конфет, здесь бесполезен. Как бы тщательно не всматривалась, обнаружить ничего такого здесь не удавалась. Зато взгляд неизменно останавливался на насыщенной палитре природных красок: будь то цветы, мхи, причудливо изогнутые ветви, строгие камни или играющие на солнце волны. Отсутствие посторонних людей на территории делает ее колыбелью для животного и растительного мира. Разнообразие цветов, форм, ландшафтов, множество зверей, птиц, рыб, которых можно увидеть в естественной среде обитания –  Тофалария поистине суровое сказочное место, о красоте которого можно говорить бесконечно! В итоге моя добровольческая деятельность на территории заказника сводилась к хозяйственно-бытовой помощи на кордоне, сопровождению сотрудников при установке фотоловушек и пополнении солонцов, содействию в заполнении журналов и т.п.  Правда, собирать мусор во время поездки мне все же удалось дважды, но оба раза вне заказника. 

И всё же добровольческий труд на территории заказника нужен. Но это труд, требующий специальных навыков, прежде всего навыков строительства. Так, на территории кордонов ремонтируется прежнее и строится новое жилье для инспекторов, ангары для техники. Необходим ремонт ряда избушек, раскиданных по территории заказника, не один десяток лет дающих кров на ночь инспекторам при выполнении многодневных рейдов в ненастную погоду. Также нужна добровольческая помощь в транспортировке различных грузов на кордоны, как на аэролодках и снегоходах, так и на вертолетах.

Не могу не поблагодарить сотрудников заказника за доброжелательную ненавязчивую заботу, проявляемую ко мне.  Как наверно и любому человеку, практически не имеющему опыта пребывания в тайге, здесь пришлось столкнуться с множеством непонятных ситуаций. И неизменно меня ждал совет или подсказка, а также помощь делом. Причем без намека на какое-то пренебрежение или превосходство, помощь приходила тактично и почти незаметно, словом так, чтобы я смогла научиться сама.

Достойны восхищения невозмутимость и готовность к действиям в различных форс-мажорных ситуациях, которые в этой профессии встречаются сплошь и рядом. Продвинутые навыки выживания, способность обходиться тем, что есть под рукой, огромное количество разнообразных умений – все это стандартный набор характеристик инспекторов Тофаларского заказника. Остается только удивляться, ведь эти навыки легко сочетаются   с вполне себе «офисными компетенциями». Например, такими, как коммуникабельность и юридическая подкованность.

Стрессовые ситуации, да и просто долгие часы жизни на кордонах скрашиваются благодаря чувству юмора. Никогда бы не подумала, что буду смеяться до слёз над простыми, но такими искрометными комментариями относительно, казалось бы, вполне банальных жизненных ситуаций.

Еще одно открытие ожидало меня относительно широты кругозора инспекторов.   Я и предположить не могла, что где-то далеко в тайге, вдали от цивилизации, будут вестись оживленные разговоры на самые разные темы: от искусства до политики и истории.  В отсутствии интернета и книг, когда нет возможности «подглядеть» какую-то информацию, приходилось не на шутку напрягать память, чтобы поддерживать дискуссию на достойном уровне.

В заключение хочу еще раз поблагодарить   сотрудников    заказника и прекрасную тофаларскую землю за возможность побывать здесь. Надеюсь, мы еще встретимся!

Серова Елена Сергеевна, к. полит. н., г. Санкт-Петербург».

Фото Елены Серовой и Михаила Трусова 
WordPress Themes