21-08-04-kedrovka-3

Про кедровку

У всех таёжных деревьев семена лёгкие и крылатые, расселяются с помощью ветра самостоятельно. Исключение — тяжёлые орехи кедра и кедрового стланика. Им для расселения помощники нужны, и они есть. В кедровниках при урожае жизнь кипит, все таёжные обитатели пируют, а многие ещё и запасы на будущее делают. Главным же сеятелем кедра заслуженно признана кедровка. Ведь бурундук орехи глубоко в норе прячет, они уже никогда не взойдут. Белки, сойки, синицы, поползни и многие другие виды пернатых прячут орехи где придётся, в том числе и в лесной подстилке, но все эти запасы, сделанные в месте сбора орехов, обречены на полное съедение. Ведь в кедрачах в урожайную осень потребителей ореха всегда много собирается, мышевидные размножаются со взрывной скоростью, в результате вся лесная подстилка обязательно от орехов и всего остального съедобного тщательно очищается. Кедровка – один из самых главных сборщиков кедрового урожая, каждая птица до 80 кг и больше собирает, а птиц этих сотни и тысячи. В свой зоб птица набирает больше полутора сотен отборных орешков, а прячет их в мох лесной подстилки мелкими дозами, плюс-минус полтора десятка.  А самое главное, что прячет она их там, где урожая орехов этой осенью нет.

Открылось мне это случайно. В один из осенних сезонов на моём участке весь слабенький урожай кедровых орехов был собран таёжной живностью полностью, только стержни шишек под кедрами остались. Начало охоты не порадовало – оказалось, что в кедровниках соболя практически нет, только редкие старые следы. Нашлись соболя только на третий день, на старой гари. Оказалось, что кедровки весь урожай на гарь перетащили, туда же и соболя переместились. Сезон прошёл нормально, то есть удачно. Соболя от моей лайки часто на берёзах или осинах спасались, вспоминать приятно. А в кедровниках в ту осень только белочка осталась немногочисленная да медведи усиленно бурундучьи норы до снегопадов раскапывали. Медведь, кстати, тоже способствует возобновлению кедра. Неповреждённые кедровые орешки, прошедшие через пищеварительный тракт Топтыгина, всхожести не теряют. Всходы кедров из прошлогодних куч медвежьего помёта – явление самое обычное.

            В горной тайге урожай кедровый всегда неравномерный – то по хребтам, то по дну падей, то по южным склонам, то по северным. Кедровка орехи всегда  в место без урожая носит, в результате всходы кедров появляются в тайге повсеместно. Часть её запасов всегда оказывается в местах, где кедр вырасти не сможет, например, на болоте или сухом склоне, значительная часть окажется использованной по назначению, но часть обязательно сохранится, чтобы взойти и вырасти.

            Мир тайги с её обитателями удивителен, их взаимная зависимость поражает своей рациональностью. Кедровка – наглядный пример мудрости природы. В конце зимы на учётных работах тайга в среднегорье Байкальского хребта удивила отсутствием кедровок. Осенью именно здесь эти птицы делали свои запасы, но в конце зимы ни самих птиц, ни следов их деятельности вообще не оказалось. Это удивило, ведь кедровкины покопки в снегу, обязательная деталь зимнего микрорельефа тайги, очень хорошо заметны вплоть до начала весеннего снеготаяния. Осеннее же обилие кедровок, как и всегда при череде урожайных на орех лет, было очень высоким, никаких предпосылок для его падения мы не отметили.

            При продолжении работ кедровки нашлись. Они скопились в вершине речки, в кедровниках и на гарях, расположенных несколько выше мест, откуда начались учётные работы. Орех птицы добывали из-под снега глубиной около 80 см. Это была ещё одна загадка – ведь они могли это делать там, где снежный покров почти вдвое мельче, до 50 см, причём места эти всего в 10 км.

            Логичное объяснение пришло вместе с переменой погоды. Сначала все местные лоси дружно отправились вниз по речке, их миграция продолжалась 2 дня. А потом начался снегопад, продолжавшийся двое суток. Высота снежного покрова выросла вдвое повсеместно, превысив отметку полтора метра в  верховьях. При прокладке лыжни, необходимой для продолжения работ, был встречен последний лось, не ушедший до снегопада. Он брёл по скрытой под снегом лыжне,  касаясь брюхом снега, а когда попытался уступить мне дорогу, увяз в снегу до середины корпуса. Вероятно, этот зверь понадеялся на свою силу и не стал уходить вниз по реке, но снега выпало намного больше, чем можно было представить. В дальнейшем выяснилось, что я и лось помогли друг другу – он продолжил путь по моей лыжне, а мне пробиться по его следам к зимовью в вершине речки тоже оказалось легче.

            В заваленных новым снегом кедрачах остались только белки с соболями да рябчики с глухарями, а кедровки исчезли. Они спустились ниже, чтобы раскапывать снег глубиной 80 – 100 см, на свои запасы, которые они берегли всю зиму. Снежный покров – очень мощный фактор, влияющий на жизнь всех таёжных обитателей. Все звери и птицы умеют предсказывать погоду, без этого они не смогли бы выживать. Но получается, что лоси об аномальном мартовском снегопаде узнали за два дня до его начала, причём не все поверили сигналу о смене погоды, а кедровки располагали этими сведениями с самого начала зимы. Так что кедровка с её жизнью – наглядный учебник экологии.

          Всенародной любовью кедровка не пользуется, скорее наоборот. Ведь она конкурирует с людьми, занимающимися заготовкой кедровых орехов. Нет числа случаям, когда бригада орешников начинала работу в увешанном спелыми шишками кедраче с надеждой на заработок, а на следующий день эта надежда улетала вместе с орехами на кедровкиных крыльях. Эти птицы появляются в невероятном количестве, на каждом кедре их по несколько штук собирается, шумно и хлопотливо трудятся и справляются с уборкой кедрового урожая всего за пару дней. Считается даже, что кедровки на стук колота слетаются. При охоте с лайками эти птицы зачастую помогают, показывают затаившегося в кроне соболя, а при самоловном промысле очень мешают, растаскивая приманку и расклёвывая добычу, а главное, сами в самоловы вместо соболей ловятся. Охотники относятся к этому философски, принимая меры защиты добычи и приманки, а попавшихся кедровок на приманку пускают. Соболь, кстати, к кедровке неравнодушен.                                        

          Вполне съедобна эта птица и для людей, но специально на неё охотятся только в нескольких посёлках южного Прибайкалья. Мясо её осенью в урожайный год считается очень вкусным. Но большинство таёжников вспоминает про кедровку как про съедобную дичь только при недостатке продуктов.  В период Великой Отечественной Войны про кедровку тоже вспомнили как про мясо, планы по заготовкам этой птицы выполнялись всеми таёжными колхозами. Страна в период тяжелейших испытаний использовала все имеющиеся ресурсы…                                                 

            Специальных мер по охране кедровка не требует, её обилие зависит только от наличия кормов, то есть от урожая кедра и кедрового стланика. Почвенные запасы орехов, сделанные этой птицей, пригодны для использования всеми их потребителями несколько лет, пока орехи эти прорастать не начнут. Так что благодаря кедровке условия обитания белки и соболя улучшаются, использование ими хорошего урожая ореха растягивается на годы. А главное, эта птица обеспечивает  кедровой тайге и безбрежным зарослям кедрового стланика бесконечность во времени.

            Это дорогого стоит, поэтому сибиряки относятся к кедровке с уважением. Эта таёжная птица стала даже сказочным персонажем. В сюжете сибирской сказки медведь, хозяин тайги и большой любитель кедровых орехов, решил внимание своим помощникам и конкурентам оказать. Бурундука, который орехи в одно место собирал и этим таёжному хозяину жизнь облегчал, медведь похвалил и по спинке погладил своей лапой когтистой. Именно поэтому у всех бурундуков на спинках по пять полосок. А кедровку, которая орехи куда попало растаскивала и маленькими горсточками прятала, медведь решил наказать. Долго он гонялся за шустрой птицей, но поймать так и не смог. Присел медведь дух перевести, а кедровка дразнится и рядом вертится. Рассерженный хозяин тайги выразил своё отношение к этой подвижной птице тем, что плюнул на неё. Именно поэтому все кедровки сейчас в белых мелких пятнышках, как в конопушках.

            Но поведение кедровок при таёжных пожарах никакому объяснению не поддаётся. Оно удивительно и абсолютно иррационально. При тушении лесных пожаров мне не раз приходилось наблюдать, как низовой пожар в кедраче превращается в верховой. Жуткое зрелище буйства огненной стихии, когда вал огня охватывает кедровые кроны, с гулом поднимаясь вдвое выше деревьев, завораживает и напоминает о бессилии человека. Остановить такой вал подручными средствами и шанцевым инструментом невозможно. От такого огня все, и люди, и таёжные обитатели, спасаются бегством. Мы это делали  всегда без паники и только в нужном направлении, потому остались в живых,  крупные звери и птицы обычно действуют аналогично. И только кедровки всегда  стаей кружатся у огненного вала, а некоторые птицы влетают в пламя, то есть бросаются в огонь. Зачем? Гнёзда кедровка вьёт в сырых приречных ельниках, которые вообще не горят, при любых пожарах тайга никогда не сгорает полностью, то есть остаётся место для жизни и кедровкам, и всем остальным видам. Но тем не менее эти птицы бросаются в огонь и сгорают. Единственное, что утешает в этом случае – добровольное аутодафе кедровок  явление не массовое, подавляющее большинство птиц ограничивается шумной паникой у кромки пожара. Дикая природа всегда рациональна, очень вероятно, что есть объяснение и самосожжению кедровок. Но мы ещё очень мало знаем о связи всего живого в природе и поэтому не всё можем понять и объяснить.

Но самое главное известно. Кедровка, главный сеятель кедровых лесов, остаётся самой обычной птицей нашей тайги. Поэтому тяжёлые семена кедра и кедрового стланика обязательно прилетят на кедровкиных крыльях именно туда, куда должны попасть, чтобы взойти и вырасти. А это значит, что тайга будет жить всегда, а все сибирские реки оставаться полноводными и чистыми. Ведь все они начинаются или в кедрачах, или в зарослях кедрового стланика.

Автор текста: Виктор Николаевич Степаненко

WordPress Themes