Большой баклан на Байкале

УДК 598.2.: 061.62(571.5.)

Автор: Степаненко В.Н.

ФГБУ «ЗАПОВЕДНОЕ ПРИБАЙКАЛЬЕ», г. Иркутск, Россия

Бакланы. Бакланий камень

Бакланы на острове Бакланий камень. Фото Олега Берлова, 2014.

Большой баклан, многочисленный вид на Байкале в прошлом, исчез в середине ХХ века, но в ХХI вернулся, его численность растёт. Местное население считает баклана виновником снижения обилия рыбных запасов, в Бурятской республике вид исключён из региональной Красной Книги. Автор связывает исчезновение баклана на Байкале с подъемом уровня воды озера Иркутской ГЭС. Возвращение вида – это естественный процесс восстановления экосистемы Байкала и потому может оцениваться только положительно.

Ключевые слова: Байкал, большой баклан, рыба, омуль, хариус, байкальские бычки, нерест, экосистема, рыбаки.

Байкал – своеобразный символ природоохранного движения в стране, для охраны экосистемы великого озера сделано немало. Это настоящее заповедное кольцо на его берегах (3 заповедника, 2 национальных парка, заказники разного ранга и памятники природы), Федеральный Закон об охране оз. Байкал, статус объекта Всемирного Наследия у Байкальской природной территории, остановленные БЦБК и ряд опасных для озера проектов. Перечень можно продолжить.

К сожалению, Байкал уже никогда не станет таким, каким был полвека тому назад и раньше, но его экосистема живёт и даже залечивает раны, нанесённые человеческой деятельностью. Но живучесть Байкала и его способность к самовосстановлению показали, что уровень экологической культуры всех слоёв населения, от рыбаков до современных властных структур, оставляет желать лучшего. Это проявилось в реакции людей на возвращение на Байкал большого баклана.

Предыстория вопроса такова. Большой баклан обитал на Байкале всегда в огромном количестве до середины ХХ века, но в начале второй его половины стремительно исчез. Оказалось, что вид исчез неизученным, поэтому причины его исчезновения остались неизвестными. Информация о баклане на Байкале была собрана и обобщена известным учёным–байкаловедом О.К. Гусевым и опубликована в 1982 году в журнале «Охота и охотничье хозяйство». Благодаря Гусеву сведения о былом распространении, обилии и чертах биологии этих птиц стали общедоступными, а главное, явление исчезновения баклана получило отрицательную оценку. Вид был включён в Красные Книги Иркутской области и Республики Бурятия.

Тем не менее бакланов на Байкале наблюдали почти ежегодно, залёты отдельных птиц были достаточно обычным явлением.

Бакланы на гнездах

Бакланы на гнездах на острове Бакланий камень. Фото Олега Берлова, 2014.

В конце ХХ века бакланов на Байкале стали наблюдать чаще, а в начале ХХI века первые их пары начали гнездиться. Первые гнёзда, а затем колонии бакланов появились на островах в Чивыркуйском заливе, на территории Забайкальского Национального Парка. Места гнездовий были взяты под особую охрану, размножение вернувшихся на Байкал птиц шло успешно.

Настолько успешно, что за десять лет большой баклан стал на Байкале обычным и даже многочисленным видом. Его гнездовые колонии появились на островах в Малом Море и в других местах, в том числе в южной половине озера, на острове Бакланий Камень у бухты Песчанка.

Яйца баклана в гнезде

Гнездо баклана. Остров Огой. Фото Олега Берлова, 14 мая 2015.

Численность вида растёт, процесс восстановления исчезнувшей в недалёком прошлом популяции продолжается. Баклана на Байкале можно встретить повсеместно, причём вначале лета и осенью – огромные его стаи. Особенно осенью, когда птицы концентрируются у устья каждой нерестовой реки, впадающей в Байкал и отъедаются омулем перед отлётом на зимовку.

Омуль огромными табунами заходит в реку по мелководью её устья и именно в это время становится легкодоступной добычей для бакланов. Огромные стаи рыбоядных птиц берут дань с каждого косяка омулей. Как правило, бакланы располагаются неподалёку от устья, в нужный момент взлетают и атакуют рыбу, пикируя со сложенными крыльями. Вынырнувшие птицы глотают рыбу, вновь ныряют и снова глотают, а затем летят к берегу и устраиваются на несколько часов на сухом месте, сушат намокшие крылья.

После бакланьей охоты чайки собирают повреждённых омулей с поверхности воды и со дна.

Жировка бакланов – событие очень зрелищное и эмоциональное. Наблюдатели – как правило, местные жители (все местные на Байкале – рыбаки) видят действия главного, по их мнению, виновника снижения рыбных запасов Байкала.

Бесполезно доказывать, что право баклана есть рыбу древнее нашего права давать оценку его действиям, а тем более объяснять, что уровень метаболизма у бакланов низок и в день одна птица съедает всего 400 -600г пищи. Ведь птиц – тучи, с каждым годом их всё больше, а рыбы всё меньше и меньше.

Общественное мнение жителей байкальских берегов единодушно признало баклана вредной птицей, последствия этого уже проявились. Бакланов по всему берегу уже стреляют, не подбирая их тушек, а в Республике Бурятия вид исключён из региональной Красной Книги и стал «охотничьим ресурсом». Предложения «регулировать» численность большого баклана Забайкальский Национальный Парк получает регулярно.

Ситуация очень типичная – при наличии проблемы не искать её причину, а назначить виновного. Баклан на эту роль подходит идеально. Поэтому для правильной оценки явления возвращения баклана необходимо выяснить причины его исчезновения и отсутствия на Байкале длительный срок, около полувека.

Постепенное сокращение обилия баклана шло весь период освоения озера промышленным рыболовством. Рыбаки единодушно считали птицу своим конкурентом и «принимали меры». О.К. Гусев отметил, что к середине ХХ века в южной половине острова баклан уже не гнездился.

Можно добавить, что все былые места гнездовых колоний вида здесь располагались на береговых скалах, то есть были доступны для человека. Первым видом колониальных рыбоядных птиц, уничтоженных на Байкале человеком, стал кудрявый пеликан. Уничтожение пеликана и баклана на южном Байкале носило утилитарный характер – практиковался сбор их яиц. Но на почти не населённой северной половине озера мощные гнездовые колонии бакланов и высокая численность вида сохранились до начала второй половины ХХ века.

Значительное число колоний располагалось на труднодоступных скалистых островах, и хотя сбор яиц, а так же тушек птенцов для звероферм практиковался, баклану удавалось удерживать высокий уровень численности. Сохранились и чайки, колонии которых так же служили местом заготовки яиц.

Что же стало причиной исчезновения баклана?

Разумеется, естественные изменения границ ареалов происходят постоянно у всех видов, у баклана тоже мог сократиться гнездовой ареал. Но стремительное исчезновение многочисленной популяции могло быть вызвано только действием фактора, резко изменившего условия её обитания в худшую сторону. Именно так и произошло с большим бакланом, был и фактор, изменивший условия его обитания.

Заполнение водохранилища Иркутской ГЭС началось в 1956 году и вызвало подъём уровня воды в Байкале. Вероятно, что 1957 год стал поворотным в судьбе байкальской популяции большого баклана. Именно в этом году вид из обычного стал очень редким, а окончательное угасание популяции затянулось на несколько лет.

2 последних гнезда на острове Ольхон, на мысе Кобылья Голова наблюдали в 1962 году, в Чивыркуйском заливе последняя небольшая колония на острове Камешек Безымянный в 1957 году ещё насчитывала 9 гнёзд, из них 4 с кладками, а в 1959 году бакланов тут уже не было. В 1967 году, когда баклана на Байкале не было уже несколько лет, здесь было обнаружены пара птиц и их гнездо с одним яйцом. Это был последний случай гнездования вида на Байкале в ХХ веке.

Подъём уровня воды в оз. Байкал оказался решающим фактором в судьбе местной популяции баклана. Началось формирование новой береговой линии озера, вода прибрежных мелководий, места нереста всех байкальских бычков, стала мутной.

Как следствие этого, икра бычков гибла и обилие всех их видов снизилось, в том числе до критических величин. Большинство же байкальских бычков в мутной воде жить просто не могут и потому были вынуждены покинуть прибрежные мелководья. Один из самых массовых в прошлом видов, бычок-желтокрылка, был даже включён в Красную Книгу страны.

Общеизвестно, что после строительства ГЭС байкальский омуль стал медленнее расти и позднее достигать половой зрелости. Это последствия утраты им главного в прошлом нажировочного корма – сеголетков бычков. Омуль перешёл на питание беспозвоночными, т.е. на менее питательный корм.

Чайки, колониальные околоводные птицы, яйца которых так же собирали в больших объёмах, благодаря своей всеядности выжили, а большой баклан, узкоспециализированный ихтиофаг, исчез.

Только благодаря тому, что часть побережья Байкала, в том числе его островов, представлена отвесными скалами и вода при подъёме её уровня у скал оставалась относительно чистой, видовое разнообразие бычков сохранилось, а процесс исчезновения бакланов растянулся на десятилетие.

Для того чтобы сформировать новую береговую линию и адаптироваться к новому уровню воды, Байкалу потребовалось около 50 лет.

Возвращение баклана – свидетельство восстановления экосистемы великого озера. Выросло и обилие всех видов бычков, а почти исчезнувший бычок-желтокрылка вновь стал обычным. Стало больше и байкальской нерпы, её береговые лежбища появились даже в южной части озера.

Но ситуация с запасами промысловых видов рыб обратная – омуля и хариуса всё меньше. Но это следствие деятельности человека. Рыбу в Байкале ловят и люди, и нерпа, и бакланы. Кто больше – догадаться несложно.

Обвинять нерпу бессмысленно, известно, что она плавает медленнее омуля.

Баклан способнее, но глубже, чем на 6 метров, он не ныряет, причём с увеличением глубины погружения быстро теряет скорость.

Главные конкуренты байкальских рыбаков успешно ловят омуля только осенью, из нерестовых косяков рыб в устьях рек. Но весь период открытой воды нерпа и баклан успешно ловят рыбу, попавшую в рыбацкие сети. Именно этим они заслужили стойкую антипатию хозяев сетей.

О том, какова роль промысловых видов рыб в рационе баклана, наглядно свидетельствовало лето 2014 года. Пролив Малое Море, между островом Ольхон и западным материковым берегом, является местом нагула омуля. Здесь же, на островах Малого Моря, имеются гнездовые колонии бакланов.

Летом 2014 года омуля в Малом Море рыбаки не нашли – она ушёл. Почему это произошло – отдельный вопрос, на который пока ответа нет, но причины сокращения обилия хариуса очевидны – эту прибрежную оседло живущую рыбу просто выловили. Бакланы же при отсутствии омуля и предельно низком обилии хариуса успешно вырастили потомство и до самой осени не покидали Малое Море. Они питались на прибрежных мелководьях бычками, то есть той рыбой, которая рыбаков как добыча не интересует.

Колония бакланов

Колония бакланов на острове Едор. Фото Олега Берлова, 2014.

Для правильной оценки явления возвращения баклана на Байкал необходимо знать роль вида в жизни экосистемы озера. Баклан исчез неизученным, но то, что биоценотическое значение вида на Байкале аналогично таковому у других рыбоядных колониальных птиц, бесспорно.

Птичьи базары и прилегающая к ним акватория - это всегда единая экосистема. Птицы, в отличие от человека, изымающего из водоёмов рыбу безвозвратно, возвращают её в виде растворимой органики. Это способствует вспышке обилия зоо – фито планктона, то есть способствует повышению продуктивности экосистемы.

Байкал известен своей чистотой и, как следствие этого, низкой рыбопродуктивностью. То, что упрощение экосистемы делает её хрупкой и уязвимой, а усложнение – более устойчивой, азбучная истина экологии. Дать оценку явления возвращения большого баклана на оз. Байкал необходимо, но только с учётом вышеизложенного.

Возвращение баклана следует оценивать только положительно. Это восстановление естественной структуры экосистемы озера, изменившейся в середине ХХ века в сторону упрощения под действием фактора антропогенного характера. Продолжающиеся рост численности и гнездового ареала баклана так же следует оценивать только положительно.

Большой баклан, узкоспециализированный ихтиофаг, вместе с байкальской нерпой занимает верхнюю ступень пищевой пирамиды экосистемы озера. Состояние его популяции – индикатор состояния экосистемы Байкала в целом. Процесс возвращения большого баклана на Байкал и рост обилия вида сейчас – естественные природные явления. Это самое наглядное свидетельство, что Байкал жив и его экосистема не только нормально функционирует, но даже способна к самовосстановлению.

Согласно «Закону об охране оз. Байкал», любые действия, нарушающие на Байкале ход естественных процессов и явлений, могут быть ограничены. Здравый смысл и действующее законодательство в отношении баклана на Байкале совпадают. Любые действия, направленные против баклана, можно считать незаконными и принимать меры для их пресечения. Исключение вида из Красной Книги республики Бурятия – свершившийся факт, но призывы «регулировать» его численность безосновательны и незаконны.

Особую роль должна сыграть разъяснительная работа. Население Прибайкалья и Забайкалья должно постоянно получать достоверную информацию о роли, которую играет большой баклан в жизни озера Байкал и изменить негативное отношение к виду на положительное.

© Сведения об авторе: Степаненко Виктор Николаевич, биолог-охотовед, заместитель начальника отдела экологического просвещения ФГБУ «Объединённая дирекция государственного природного заповедника «Байкало-Ленский» и Прибайкальского Национального Парка». В Байкало-Ленском заповеднике работает более 27 лет, профессионал заповедного дела и экологического просвещения. В статье использованы фотографии Олега Берлова.

На Байкале - ЛЕТО!
Живописные тропы и водные маршруты по Прибайкалью ждут Вас! В соответствии с ФЗ-33 от 15.02.1995 «Об ООПТ» для посещения особо охраняемых территорий необходимо получить разрешение. Справки по тел. +7 (3952) 350-153.
г. Иркутск, ул. Байкальская 291Б        Схема проезда +7 (3952) 350-615 +7 (3952) 350-662
отдел туризма: +7 (3952) 350-153
baikal@baikal-1.ru

Заповедное Прибайкалье в социальных сетях: